Рейтинг@Mail.ru


ENG

Статьи и обзоры

Данный информационный блок включает в себя статьи, обзоры, выступления и интервью руководителей и специалистов, посвященные актуальным вопросам развития угольной отрасли и смежных отраслей экономики.  В каждой статье указан источник информации и дается гиперссылка на постоянный адрес статьи в первоисточнике. 

Совещание по вопросам развития энергетики 06.10.2021

Совещание по вопросам развития энергетики

kremlin.ru – Владимир Путин в режиме видеоконференции провёл совещание по вопросам развития энергетики.

(Выдержки из совещания по вопросам развития энергетики)

В.Путин: Уважаемые коллеги, добрый день!

Вчера мы рассмотрели долгосрочные планы, связанные с глобальной политикой в области климата, а сегодня предлагаю подробнее обсудить текущую ситуацию на энергетическом рынке и перспективы его развития.

В нашем совещании участвуют и главы субъектов Федерации. Полагаю, это хорошая возможность вместе проанализировать региональное измерение масштабных процессов, которые происходят на глобальном энергетическом рынке.

Мировая экономика сейчас успешно восстанавливается после кризиса прошлого года. Спрос на энергоносители увеличивается, соответственно, и цены идут вверх.

Как известно, глобальный энергетический рынок не терпит суеты и шараханий, инвестиционные планы здесь носят долгосрочный характер, поэтому резкие необдуманные действия могут привести, и, судя по сегодняшней ситуации на рынке, приводят, уже приводят к серьёзным дисбалансам – таким, которые мы сейчас наблюдаем на европейском энергетическом рынке, где в этом году одновременно сложилось несколько неблагоприятных факторов.

Во-первых, быстрое посткризисное восстановление экономики «разогрело» спрос на энергию.

Во-вторых, в начале 2021 года во многих европейских государствах холодная зима привела к серьёзному снижению запасов природного газа в подземных хранилищах. Речь идёт именно об их подземных хранилищах, о подземных хранилищах наших европейских партнёров.

В-третьих, позднее, летом, из-за жары и безветренной погоды заметно сократилась выработка ветряной энергии.

При этом следует учесть, что за последние десять лет в Европе резко изменился энергобаланс. Многие страны региона отказались от работы угольных и атомных электростанций в пользу зависящей от погодных условий ветряной энергетики.

Ну и, наконец, в-четвёртых, практика наших европейских партнёров. Эта практика ещё раз подтвердила, что, собственно говоря, они допустили ошибки. Мы говорили ещё с Еврокомиссией прошлого состава, и вся её деятельность была направлена на сворачивание так называемых долгосрочных контрактов, была направлена на переход к биржевой торговле газом.

Оказалось, это сегодня стало абсолютно очевидным, что эта политика является ошибочной – ошибочной, так как не учитывает специфики газового рынка из-за большого числа факторов неопределённости. И у потребителей, в том числе, например, у производителей удобрений, пропадают вообще ценовые ориентиры. Всё это приводит к сбоям и, как я уже сказал, к дисбалансу.

А в результате сейчас цена на газ побила все исторические рекорды: сегодня она уже стремится к двум тысячам долларов за тысячу кубометров – это более чем в десять раз больше средней цены прошлого года. Я просил бы сегодня коллег подробно доложить, как развивается ситуация.

Между тем хочу отметить, Россия всегда являлась и является надёжным поставщиком газа своим потребителям во всём мире – и в Азию, и в Европу, в полном объёме всегда выполняет все свои обязательства – все, я хочу это подчеркнуть.

Сейчас, прямо перед совещанием, взял из «Газпрома» справку. 2018 год, он был рекордным для нас, для поставок в дальнее зарубежье, прежде всего речь идёт о Европе, конечно, потому что поставки в Азиатский регион, пока они чрезвычайно малы и не оказывают никакого существенного влияния на эти цифры.

Итак, 2018 год – 201,7 миллиарда кубических метров, рекорд. 2019-й – чуть было поменьше в связи с запросами наших партнёров, 199,4 миллиарда кубических метров. 2020-й, пандемийный, сокращение производства в Европе – 179,35 миллиарда кубических метров. 2021 год – это год восстановления экономики. За первые девять месяцев этого года плюсом к прошлому году 18,8 миллиарда кубических метров – это плюс 15 процентов к такому же периоду прошлого года, и, если такой темп сохранится, мы можем выйти и на ещё один рекордный показатель поставок в Европу наших энергоносителей, и в том числе газа.

Кстати говоря, в этих долгосрочных контрактах, по которым «Газпром» поставляет газ за границу, есть минимальный уровень поставок и максимальный. В истории не было ни одного случая, когда «Газпром» отказывался бы увеличивать поставки своим потребителям, если они выставляют соответствующие заявки, – ни одного.

Наш крупнейший потребитель в Европе, это Федеративная Республика Германия, за девять месяцев текущего года, 2021 года, к 2020-му – плюс 10 миллиардов 124 миллиона кубических метров газа, это 131,8 процента к прошлому году. Даже в 2020-м, когда общий объём поставок в Европу сократился, по сравнению с 2019-м, всё равно в ФРГ мы поставили больше – плюс 4,7 миллиарда метров кубических, то есть 112,9 процента.

Кстати говоря, мы видим всякие спекуляции на тему газотранспортной системы Украины, о поставках через неё. Хотел бы здесь тоже отметить, наши контрактные обязательства по поставкам через ГТС Украины – 40 миллиардов кубических метров газа в год. За девять месяцев текущего года «Газпром» увеличил эти поставки, эту прокачку точнее, через транспортную систему Украины более чем на восемь процентов. И можно с уверенностью сказать, что мы превысим свои контрактные обязательства по поставкам газа через территорию Украины.

Увеличивать больше, больший объём для «Газпрома» экономически невыгодно, потому что это дороже. Прокачка по новым системам значительно дешевле, примерно на три миллиарда долларов в год к соответствующим объёмам поставок.

И, кроме того, хотел бы для информации тех, кто думает – действительно думает, а не использует это как инструмент какой-то политической борьбы, – думает о сохранении окружающей среды, так вот хотел бы напомнить, что поставка по новым трубопроводным системам, которые введены в строй в последние годы и вводятся сейчас, в 5,6 раза уменьшает количество выбросов COв атмосферу за счёт того, что там новое оборудование, больший объём с меньшими выбросами, имея в виду и качество трубопроводной системы, через которую можно прокачивать продукты с большим давлением.

Вот об этом нужно бы всем знать.

Но тем не менее я бы хотел сегодня услышать предложения от вас, уважаемые коллеги, что ещё могли бы сделать для стабилизации глобального энергетического рынка. Мы готовы к такой работе и хотели бы, чтобы эта работа строилась на абсолютно коммерческой основе с учётом интересов всех участников этого процесса.

Особо подчеркну, сложившееся на европейском энергетическом рынке положение – это ещё один яркий пример того, что поспешные и тем более политически окрашенные шаги недопустимы в любой сфере, тем более в вопросах энергообеспечения, от которых напрямую зависит устойчивая работа предприятий, благополучие и качество жизни миллионов людей.

Поэтому наши с вами решения по развитию топливно-энергетического комплекса нашей страны, России, должны быть взвешенными, они должны учитывать наши национальные интересы, а главное, потребности наших граждан, и, конечно, должны быть ориентированными на долгосрочную перспективу. Нам необходимо постараться заглянуть за горизонт даже не одного, а двух-трёх десятилетий.

По оценкам международных экспертов, в том числе ОПЕК, начиная с 2035 года темпы роста спроса на нефть начнут замедляться, но в целом до 2045 года потребление будет увеличиваться, примерно на 0,7 процента ежегодно.

Спрос на природный газ продолжит расти более высокими темпами – свыше одного процента в год. В первую очередь потому, что газ, как более чистый вид топлива, в мировом энергобалансе будет замещать уголь.

Как полагают международные эксперты, в ближайшие пять лет спрос на уголь, особенно в странах Юго-Восточной Азии, немного возрастёт, а затем, так они думают, в горизонте 10–15 лет стабилизируется, дальше начнёт этот спрос снижаться, по их прогнозам.

Но уже сейчас необходимо всесторонне анализировать влияние потенциальных изменений в энергетическом секторе, влияние этих изменений на нашу экономику, просчитывать все сценарии развития событий.

Такие наши действия, как переход к бюджетному правилу, постоянное пополнение Фонда национального благосостояния, обеспечивают долгосрочную устойчивость нашей экономики, причём вне зависимости от внешнеполитической конъюнктуры и внешнеэкономической конъюнктуры, что наглядно продемонстрировал прошлый год.

При этом необходимо заниматься диверсификацией экономики, активно инвестировать в инфраструктуру и создание новых производств. Особое внимание стоит уделить угледобывающим регионам, созданию здесь новых рабочих мест вне угольного сектора. Такие поручения мною уже были даны.

Я рассчитываю сегодня услышать обстоятельный доклад, что уже сделано в этом направлении, а также предлагаю сегодня обсудить вопросы, связанные с развитием новых, перспективных направлений в энергетике, включая малую атомную генерацию, водородную энергетику, использование возобновляемых источников, в том числе приливной энергии, у которой может быть колоссальный потенциал.

Мы вчера только об этом говорили. Да, там ещё много нерешённых вопросов, но, конечно, надо об этом думать, нужно проводить соответствующие исследования, в том числе и научные исследования, надо подходить к этому серьёзно, основательно и думать, как я сказал, на перспективу десятилетий вперёд.

Давайте перейдём к повестке дня. Слово заместителю Председателя Правительства Александру Валентиновичу Новаку.

<…>

А.Новак: Что касается газового рынка, то он тоже уже восстановился на докризисном уровне. Вы подробно сказали о текущей кризисной ситуации, которая сегодня складывается в Европе и Азии. Буквально за день цены выросли на 500 долларов. Очевидно, что здесь не только фундаментальные факторы играют роль, которые связаны с отказом европейских политиков от долгосрочных контрактов в пользу спотовых, некачественным прогнозированием своего баланса спроса и предложения, связанного в том числе и с ростом потребления и с падением собственной добычи газа в Европе. Например, мы знаем, что в Норвегии на 10 процентов добыча упала, а в Голландии, которая была одним из поставщиков Европы, добыча упала на 70 процентов с 2013 года. Эти факторы, которые наложились, конечно, не повлияли бы на такой рост цен без спекулятивных подходов, без той истерии, которая сейчас складывается.

Все началось, по сути дела, еще летом, когда в Латинской Америке была сильная жара, жаркое лето, тогда сжиженный природный газ США переориентировался в Латинскую Америку, и это обеспечило в том числе дефицит СПГ как в Европе, так и в Азии. А в Азии быстрый рост потребления электроэнергии, в первую очередь в условиях дефицита энергогенерирующих мощностей, создал дефицит спроса. Соответственно, в Европе, как Вы отметили, действительно, отсутствие полного объема запасов подземных газовых хранилищ, примерно на 25 миллиардов кубометров газа с учетом прошлогодней зимы.

Все это, конечно, серьезные факторы. Но я бы сказал, что очень сильны и спекулятивные факторы, которые сегодня разгоняют цены. Здесь, скорее всего не обойтись без расследования биржевых игроков, потому что текущая цена объективно не отражает текущую ситуацию.

Я бы сказал, что в целом для газового рынка, наверное, не совсем хорошо – такие цены. Конечно, сейчас зарабатывают компании, кто является поставщиком газа, но фундаментально многие производства в таких условиях, особенно газохимические предприятия, могут закрываться, что уже происходит, мы это видим в той же Великобритании, в европейских и других странах. Происходит более интенсивный переход на возобновляемые источники энергии при таких ценах и, конечно, возникает желание инвестировать в более неэффективные добычные проекты. Поэтому, конечно, рынок надо быстрее стабилизировать.

В данном случае, как Вы правильно отметили, Владимир Владимирович, Россия свои обязательства полностью исполняет по заявкам, по контрактным обязательствам и по тем объемам, которые исторически превышают поставки газа в Европу.

На мой взгляд, есть два фактора, которые могли бы текущую ситуацию несколько охладить. В первую очередь это скорейшее завершение сертификации и получение разрешения на прокачку газа по достроенному «Северному потоку-2». Это дало бы позитивный сигнал.

И второе. Если бы это было возможным и целесообразным – поставить дополнительные объемы биржевой торговли газа на электронной торговой бирже в Санкт-Петербурге, хотя бы небольшие объемы, которые могли бы сбить спекулятивный эффект.

Но здесь нужно обязательно учитывать то, что у нас на сегодняшний день еще продолжается закачка газа в наши подземные газовые хранилища. Это, наверное, будет еще где-то дней десять, недели две. Это очень важно учитывать, потому что в первую очередь нам нужно обеспечивать прохождение осенне-зимнего периода в нашей стране.

<…>

В.Путин: Спасибо.

Александр Валентинович [Новак], Вы предложили увеличить предложение газа на рынке, на бирже, для того чтобы сбить спекулятивный спрос и ажиотаж в Европе. Это можно сделать, но, конечно, можно и нужно это делать не на споте в Европе, а, как Вы и сказали, на биржах в Санкт-Петербурге.

Вообще-то предложение перейти на биржевую торговлю газом, как я уже сказал во вступительном слове, было сделано, потом продвигалось и было продвинуто экспертами Еврокомиссии прошлого созыва, в основном британскими экспертами. Где теперь эти британские эксперты, где теперь их предложения – понятно, а потребители в континентальной Европе, безусловно, страдают от реализации этих предложений.

Биржевая торговля – надо еще раз это обсудить. Давайте сделаем это, обсудим. Если это собьет ажиотажный спрос, то можно это сделать, только не в ущерб себе, конечно, имея в виду, как Вы сказали, заказчиков ПХГ для прохождения осенне-зимнего максимума в нашей стране, в России. Но в целом биржевая торговля газом – мы всегда их убеждали, – не очень эффективна, потому что несет в себе много рисков, потому что это же не часы, трусы и галстуки, и не машины, это даже не нефть, которую можно произвести и хранить где угодно, в том числе и в танкерах, в ожидании определенной ситуации на рынке. Газ так не торгуется, его нельзя так хранить. Даже сжиженный природный газ надо произвести, осуществить сжижение, погрузить в танкеры, развезти, потом опять регазифицировать. Это сложный и очень дорогостоящий процесс. Это так не работает.

То, что мы сейчас видим, – результат их настойчивых действий, прямо скажем, как минимум неаккуратных и с тяжелыми последствиями для рынка. Можно было бы действительно увеличить поставки и по ГТС Украины, только для Газпрома это в убыток.

Как я уже сказал, по новым трубопроводным системам Газпром экономит примерно 3 миллиарда долларов в год, имею в виду, что современное оборудование прокачки применяется и новые трубы, можно увеличить давление, чего по газотранспортной системе Украины сделать нельзя, поскольку она не ремонтировалась уже десятилетия, и там в любой момент может что-то лопнуть, произойти. И тогда наступят вообще неблагоприятные последствия для всех: и для транзитной стороны, и для потребителей.

Поэтому давайте продумаем возможное увеличение предложения на рынке, только сделать это надо аккуратно. Посчитайте с Газпромом, поговорите. Я с Вами согласен, нам такой спекулятивный ажиотаж ни к чему, потому что, как известно, за этими ажиотажами происходят другие малоприятные события.

Я помню эти дискуссии в Еврокомиссии, сам был в Брюсселе. Не помню, Вы, наверное, тоже со мной были. Разговаривать с так называемыми экспертами было весьма сложно, потому что они делают это с известной долей снобизма, их мнение является исключительно верным, ничего другого они никогда слышать не хотели. Надеюсь, что сейчас корректировки будут происходить.

В то же время я полностью согласен с Вами, нам надо смотреть в будущее, мы, безусловно, должны ориентироваться на то, что происходит в мире.

<…>

В.Путин: Николай Григорьевич [Шульгинов], я должен вернуться, к сожалению, ещё к газовым вопросам – там много спекуляций на этот счёт.

Смотрите, «Газпром» считает, что ему экономически целесообразнее, выгоднее было бы даже заплатить Украине штраф, но увеличить объём прокачки по новым системам именно в силу тех обстоятельств, о которых я сказал: давление больше в трубе, меньше выброс в атмосферу СО2, дешевле всё получается – под три миллиарда долларов по году.

Но я прошу этого не делать. Нужно полностью соблюдать контрактные обязательства по транзиту прокачки нашего газа через территорию Украину, через ГТС Украины.

Во-первых, не надо никого ставить в трудное положение, включая Украину, несмотря на все моменты, связанные с российско-украинскими отношениями на сегодняшний день. А во-вторых, не нужно подрывать доверие к «Газпрому» как к надёжному, абсолютно надёжному партнёру во всех отношениях.

Я прошу Вас, как Министра энергетики, взять эти вопросы на личный контроль и обеспечить выполнение «Газпромом» всех своих контрактных обязательств по транзиту российского газа через территорию Украины в Европу.

<…>

Д.Артюхов: Ямал.

В.Путин: Пожалуйста.

Д.Артюхов: Уважаемый Владимир Владимирович, разрешите вернуться к тематике газовой отрасли. Хотел бы обратить Ваше внимание на одну проблему.

У нас 70 процентов сегодня всей российской газовой добычи происходит в Надым-Пур-Тазовском регионе, 70 процентов. Это сердце нашей газовой промышленности, здесь за последние 50 лет создано всё необходимое: железные дороги, автомобильные дороги, электроэнергетика, построены целые города. Без малого полмиллиона человек, уже с династиями, профессиональные газовики, очень сильные коллективы, которые сегодня обеспечивают добычу.

Но, как известно, лёгкая добыча – сеноманский газ – постепенно заканчивается, поэтому те новые проекты, о которых мы сегодня говорим, они всё больше смещаются дальше, на север. Уже даже звучит у нас «арктический шельф» как наша ближайшая задача.

Но и здесь, в нашем традиционном регионе, где уже все построено, есть еще очень большой потенциал для дополнительной добычи. Конечно, речь идёт о сложных залежах – это в первую очередь ачимовские залежи, юра.

Владимир Владимирович, в качестве примера: самый первый газовый фонтан на Ямале – это 1962 год, было открыто Тазовское месторождение. Его промышленная разработка началась три месяца назад – потребовалось 50 лет от первого фонтана в нашем регионе до запуска его в эксплуатацию: месторождение оказалось сложным, поэтому полвека оно ждало своего часа.

Таких разведанных, уже понятных месторождений со сложной добычей у нас, на самом деле, ещё триллионы кубометров газа. Конечно, для их эффективного вовлечения требуется целый комплекс мер: это и нормативные решения, технологические, и, конечно, не обойтись без экономических и налоговых стимулирований.

Что здесь ещё важно отметить: сложный газ всегда сопровождается, как известно, повышенным выходом газового конденсата, ШФЛУ [широкой фракцией лёгких углеводородов], этана, что, конечно, отвечает на задачи развития уже нефтегазохимической промышленности. Это в будущем очень нужное сырьё для Тобольска и для регионов Поволжья.

Владимир Владимирович, Вы здесь, у нас на Ямале, в 2009 году проводили совещание о развитии полуострова Ямал, приняли ряд ключевых решений. Сегодня, оглядываясь назад, – прошло уже более десять лет, – всё выполнено, основные все решения выполнены. Бованенковский кластер запущен, Ямал СПГ запущен – даже с опережением.

Мне кажется, у нас сегодня стоит такая же важная задача: просили бы Вашего поручения о разработке комплексной программы по разработке сложных запасов газа Ямала, нашего региона. Это, конечно, и мощнейший заказ для промышленности, огромные налоговые поступления, и, – что очень важно, о чём Вы сказали в самом начале, – поддержка баланса добычи газа. Если мы вовлечём в традиционном регионе добычу, мы сможем увереннее идти в новые проекты, понимая все обязательства перед и внутренним рынком, и внешним, – баланс будет просто сбиваться. Конечно, это движение вперёд для всей отрасли.

Очень бы просил такое поручение по сложным запасам газа. Этот путь уже пройден в нефтяной отрасли во многом – надо теперь начать двигаться и в газовой отрасли.

Спасибо.

В.Путин: Спасибо.

Вы подняли очень важный вопрос, Дмитрий Андреевич. Вы имеете в виду старые месторождения, которые постепенно «обнуляются»?

Д.Артюхов: Владимир Владимирович, и старые месторождения, и в том числе фонд, к которому ещё не подходили. Как пример – Тазовское месторождение, 50 лет оно просто было в спящем режиме.

В.Путин: Понятно. Это важный вопрос. Спасибо, что Вы подняли его.

Ведь в чём дело – дело в том, что в Советском Союзе, когда десятилетия назад эти месторождения разрабатывались, был создан известный маршрут Уренгой – Помары – Ужгород и дальше, в Европу. Теперь эти месторождения постепенно, так же, как, скажем, в Норвегии или в Голландии, они иссякают, и «Газпром» разрабатывает другие, севернее.

Губернатор сейчас только об этом сказал – это Надым-Пур-Тазовский регион, это рядом, но это всё-таки другой регион, и проложенные оттуда новые трубопроводные системы до основных потребителей в Европе короче на две тысячи километров. Поэтому

для «Газпрома» в значительной степени это и выгоднее – поставлять по этим маршрутам, по «Северному потоку-1» и «Северному потоку-2». Это выгоднее, короче и поэтому дешевле, дешевле и для поставщика – для «Газпрома», и для конечного потребителя в Европе – и для домохозяйств, и для промышленных потребителей.

Но я согласен с Дмитрием Андреевичем: нам не нужно забывать и о тех месторождениях, которые уже десятилетиями эксплуатируются, и нужно предпринять необходимые действия, для того чтобы добыча была сбалансированнее. Мы это тоже отметим в сегодняшнем решении.

Спасибо.

Пожалуйста, коллеги, кто ещё?

<…>

В.Путин: Борис Юрьевич, пожалуйста.

Б.Ковальчук: Владимир Владимирович, спасибо большое за возможность выступить.

Поскольку Группа «Интер РАО» является единым оператором экспорта и импорта электроэнергии, то, если можно, я пару данных приведу, что происходит на европейских рынках.

Для начала в России. В Российской Федерации за восемь месяцев текущего года общая цена ОРЭМ (это весь наш рынок электроэнергии) выросла на 3,7 процента при инфляции порядка шести. Все это находится с запасом в рамках Ваших поручений, которые Вы дали по итогам комиссии по ТЭК в Кемерово.

Теперь что происходит в Европе. Мы взяли рынки Англии, Германии, Франции, Финляндии и стран Балтии, где мы работаем. За первые восемь месяцев 2021 года по отношению к аналогичному периоду 2020 года цены выросли в два раза. После этого, в сентябре они от этих двух раз еще выросли в два раза. Сейчас у меня данные торгов, которые проводятся на завтрашний день, – еще в 2–2,5 раза. Общий рост цен в Европе на сегодняшнюю дату на электроэнергию составил практически 1000 процентов. То есть в России – 4 процента, там – 1000. Общая цена электроэнергии в переводе на евро составляет порядка 20 евро за мегаватт-час в России.

Если можно, я назову цены, которые на завтра будут в Европе: Литва – 256 евро, Латвия – 347 евро, Германия – 302,5 евро, Франция – 298,3 евро, Великобритания – 320 евро. Мы видим то, что зарубежные рынки практически в 10 раз имеют более высокое ценообразование, чем рынок Российской Федерации. Все это шло в рамках тех решений, которые Вы приняли на комиссии по развитию ТЭК в Кемерово.

<…>

Могу привести ряд примеров. В Италии, например, с 1 октября принято соответствующее решение о росте цен для населения на электроэнергию на 29,8 процента, на газ – 14,4. То есть для российских реалий это вообще невозможная вещь. В Испании принят 14 сентября специальный срочный закон, который ограничивает индексацию тарифов на квартал на 4,4 процента. В Российской Федерации 4–5 процентов – это ежегодный рост тарифов, и то с этим борются. Франция в преддверии выборов заморозила рост цен, понимая к чему это приведет после 13-процентного роста цен на газ от компании Engie.

Реалии таковы. И российская энергетика благодаря Вашим усилиям, работе Правительства действительно обеспечивает и надежное, и конкурентоспособное производство электроэнергии. Это наш плюс, особенно с учетом нашего баланса.

Теперь в части трансуглеродного регулирования. Полностью поддерживаем то, что Вы говорите о плавности этих подходов.

Такие забавные вещи: Германия – одна из стран, которая инициирует борьбу с CO2. А что по факту происходит? Цена в Германии в 10 раз выше, а выработка на угле в Германии по итогам этого года составляет 27 процентов от энергобаланса, а в России – 13. Поэтому странно бороться за углеродную нейтральность, при этом иметь такую цену, иметь ограничения электроэнергии, иметь долю угля в два раза выше, чем в Российской Федерации. А, например, на завтрашние торги на немецкой энергетической бирже из всего объема возобновляемых источников энергии (в основном ветер в Германии) на 60 гигаватт будет выставлено лишь 3 процента. То есть, по сути, четверть энергосистемы Германии не работает в этот момент. Поэтому такие вещи и происходят.

Для сравнения – цены на Украине. На сегодняшний момент это порядка 67–70 евро, хотя экономика Украины далека от стран Евросоюза, и в основном основана на атомных станциях, самортизированных. Но несмотря на это, для бизнеса это, конечно же, неподъемная цена.

Владимир Владимирович, я не буду приводить другие примеры, один приведу. В Германии, например, официальные ведомства распространяют информационные ролики, как перенести зиму без света и тепла, как вставлять в цветочные горшки свечки и обогреваться, как заклеивать пленкой окна. Эти вещи вообще невозможно было себе представить еще пару лет назад, какой-то каменный век.

<…>

В.Путин: Спасибо, Борис Юрьевич.

Да, Вы задали правильный вопрос: как можно бороться за углеродную нейтральность, если энергобаланс в Европе, в данном случае в Федеративной Республике, в части угольной генерации в два раза больше, чем в России. Оказывается, можно. И они это делают и стараются делать, я имею в виду европейцев в целом, за чужой счет. В данном случае пытаются делать это за наш счет, за счет Российской Федерации. Надеюсь, что соответствующий диалог мы выстроим, имея в виду интересы всех сторон на мировом энергетическом рынке.

<…>

И.Сечин: Уважаемый Владимир Владимирович, добрый день!

Добрый день членам Правительства, уважаемым коллегам!

Владимир Владимирович, я хотел бы добавить несколько слов об обеспеченности рынка нефтепродуктов в России в отопительный сезон. Рынок нефтепродуктов России в целом структурно профицитен: нефтепереработка вдвое перекрывает потребление, за исключением Дальнего Востока, где проблема дефицита (это около 3 миллионов тонн товарных нефтепродуктов) решается за счет поставки из других регионов.

Мы Вам докладывали о возможности реализовать проект по Дальневосточному НПЗ. К сожалению, договориться с Министерством финансов по экономически целесообразному режиму, который бы обеспечивал возвратность в наложенный капитал, нам не удается пока. Мы надежду не теряем, будем продолжать эту работу.

В целом ситуация на рынке стабильна, запасы везде сформированы. Ремонты НПЗ спланированы без рисков прохождения осенне-зимнего периода. Вместе с тем на фоне резкого роста цен на газ, Вы об этом говорили, а также в связи с прогнозом холодной зимы и ростом потребления в Китае желательно, чтобы генераторы на электроэнергии заранее побеспокоились о заключении обязывающих контрактов на закупку мазута в качестве резервного топлива в условиях риска увеличения экспорта газа уже сейчас.

Уважаемый Владимир Владимирович!

Одним из предложений по стабилизации ситуации на рынке европейского газа могло бы стать разрешение на реализацию пилотного проекта по экспорту 10 миллиардов кубометров газа из ресурсов «Роснефти». Такое поручение Правительству Вы уже давали. Его реализация сейчас имеет серьезную актуальность как с точки зрения стабилизации рынка, так и формирования дополнительных доходов бюджетов.


Количество показов: 173

Если Вы заметили ошибку, выделите, пожалуйста, необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редактору.

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Возврат к списку



Электронное периодическое издание "Отраслевой портал "Российский уголь". Свидетельство о регистрации СМИ Эл. № 77-6017.
АО "РОСИНФОРМУГОЛЬ"©Все права защищены. 1994-2021  Правовая информация
Яндекс.Метрика