Рейтинг@Mail.ru


Статьи и обзоры

Данный информационный блок включает в себя статьи, обзоры, выступления и интервью руководителей и специалистов, посвященные актуальным вопросам развития угольной отрасли и смежных отраслей экономики.  В каждой статье указан источник информации и дается гиперссылка на постоянный адрес статьи в первоисточнике. 

Министр угля и энергетики ДНР: настало время возрождать шахты Донбасса 05.01.2023

Министр угля и энергетики ДНР: настало время возрождать шахты Донбасса

ТАСС – 300 лет назад — 18 декабря 1722 года — император Петр I издал указ "О приискании на Дону и в Воронежской губернии каменного угля и руд". Документ положил начало созданию отечественной угольной отрасли и промышленному освоению Донбасса. В приуроченном к памятной дате интервью ТАСС министр угля и энергетики ДНР Андрей Чертков рассказал, с какими сложностями ежедневно сталкиваются шахтеры из-за обстрелов ВСУ, и какое развитие ждет отрасль в ближайшей перспективе.

— Андрей Геннадьевич, в каком состоянии сейчас находится угольная отрасль Донбасса?

— У угольной отрасли Донбасса есть огромный потенциал. Конечно, хотелось бы, чтобы это развитие носило долгосрочный, стратегический характер. В связи с проведением специальной военной операции много шахтеров мобилизованы, у нас большая нехватка людей. Мобилизация скорректировала все планы шахт, и в этом году мы видим небольшое падение добычи угля. Но тем не менее 4,5-4,8 млн тонн угля общими усилиями мы добудем, из них 3 млн тонн приходится на шахты государственной формы собственности. В первую очередь это энергетический уголь, который идет на наши теплоэлектростанции: Старобешевскую, Зуевскую ТЭС. Сегодня мы видим большой спрос на уголь марки "А" (антрацит) — даже выше, чем мы ожидали на коксовые угли. Цена на него не падает, а донбасский антрацит всегда пользовался и пользуется большим спросом.

Поэтому смело можно говорить, что та стратегия, которая была нами выработана по добыче угля, в особенности на шахтах "Торезантрацита", правильная. На этой неделе на одной из шахт мы вводим в эксплуатацию еще один новый очистной забой.

В этом году мы планировали запустить шесть новых очистных забоев, пока получается пять. Но в любом случае каждая новая лава — для шахтеров это праздник будущего, это свидетельство того, что мы не стоим на месте, развиваемся. Конечно, снизилось число проходок, количество людей, которые занимаются подготовкой новых очистных забоев, но мы считаем, что в 2023 году нам удастся на 10-15% нарастить добычу. У нас самый шикарный год, по-моему, был 2018-2019, когда мы добывали 7-8 млн тонн угля.

— Сколько всего шахт работает?

—  На сегодняшний день государственный сектор угледобывающей отрасли в ДНР представлен пятью государственными унитарными угледобывающими предприятиями, в состав которых входят 16 шахт. Из них деятельность по добыче угля осуществляют 10 шахт. По ряду причин, в том числе и в связи с боевыми действиями, остановлены работы по добыче угля на восьми шахтах.

Немало шахт находится на оккупированных территориях. Это костяк донбасского пояса. Когда мы отвоюем свою республику, эти шахты придут в строй и увеличат в разы добычу угля. Они важны для нас стратегически, в них большие запасы и руды, и угля.

Сегодня относительно ряда шахт решение пока не принято. Но я считаю, что они тоже перспективны для вложений. У нас простаивают очень богатые с технологической точки зрения шахты. С их запуском мы могли бы добывать дополнительно еще 1 млн тонн угля. Причем не только антрацита, но и коксующихся углей, которые используются в металлургической промышленности. Мы с металлургами здесь тесно связаны: восстанавливается металлургия — восстанавливается добыча коксующихся углей.

— Заинтересованы ли инвесторы в развитии шахт?

— Сейчас вместе с врио главы региона Денисом Пушилиным, председателем правительства Виталием Хоценко решаем вопрос по возможной передаче угольных шахт Донецкой Народной Республики инвесторам. Это большая стратегическая задача по возрождению угольной промышленности, угольной отрасли ДНР. Неожиданно появилось много желающих не только восстановить шахты, но и вложить большие средства для их технического перевооружения. Всегда приятно работать на новом оборудовании, которое позволяет добыть большее количество угля, главное, безопасным способом. Мы понимаем, что назрела необходимость в большой реконструкции, техническом перевооружении наших шахт. Клети, проходка, оборудование, включая комбайны, которое мы используем, — все это приходит в состояние упадка.

Со следующего года мы переходим на стандарты Российской Федерации. Но мы понимаем, что шахты в один момент не изменятся, для этого необходимо время. Все это будем менять в течение 2023-2025 годов. Надеюсь, что наши мечты о хороших инвесторах воплотятся в жизнь, и новая струя воздуха вольется в угольную промышленность. Настало время возрождать Донбасс, возрождать угольную отрасль, как это было в 1943-1944 годах после освобождения от немецко-фашистских захватчиков и практически до конца 1950-х. Со всей страны ехали люди, демобилизовывали наших шахтеров для того, чтобы возродить шахты, которые были затоплены гитлеровцами во время отступления.

— Когда стоит ожидать первые инвестиции?

— Если будет такая возможность, мы до конца года договоримся. Заинтересованные лица приезжают, и на сегодняшний день практически подобраны инвесторы для десяти шахт. Как раз столько мы хотим передать инвесторам. Председатель правительства предложил оставить одно из предприятий как государственное, чтобы показать, как возрождаются шахты. Мы можем из нее сделать показательную, хорошую шахту, которая смогла бы добывать уголь и быть рентабельной. Этот вопрос тоже сейчас рассматриваем в министерстве, главе республики и вице-премьеру готовим доклад, какой вариант выхода из сегодняшней ситуации видим.

Инвесторы склоняются к тому, что готовы даже поврежденные шахты забрать, сейчас идут комплексные переговоры относительно объема инвестиций. Мы должны понимать, как будут развиваться шахты, сколько будет вложено в 2023-2024 годах, как вырастет добыча.

— С какими сложностями сталкиваются шахтеры?

— Самое главное, от чего мы сейчас страдаем — не только шахты, но и в целом Донецк, Макеевка, Горловка — это, конечно, обстрелы, которые приводят к отключению электроэнергии. Без напряжения часто остается не только население городов, но и промышленные предприятия, и наши шахты с работающими под землей горняками. Их приходится поднимать на поверхность. К слову, наши энергетики стараются максимально быстро восстановить энергоснабжение, если позволяет ситуация. Разумеется, полноценная добыча начнется только тогда, когда прекратятся обстрелы, наладится нормальная подача электроэнергии.

Мы понимаем, что сегодня людей не хватает, но как раз инвесторы говорят о том, что можно организовать вахтовый метод, привезти сюда людей и менять. Но для этого нужно обеспечить им безопасность. Это первично. Затем, естественно, идет технологическое перевооружение всех шахт, начиная от поверхности и заканчивая очистным забоем: мы должны понимать, каким образом увеличить объем добычи, отсортировать, обогатить, поднять на-гора. Эти все процедуры мы должны с инвестором пройти. Желающие вложиться в шахты Донбасса говорят, что смогут обеспечить такой прогресс. Рост минимум процентов на 30-40 за 2023-2025 годы.

Еще один немаловажный вопрос — обучение. Раньше регулярно проводились программные методики, сотрудники постоянно повышали квалификацию, в том числе по профбезопасности. Сейчас из-за боевых действий с этим сложно. Но в республике есть профильные вузы с сильнейшим педагогическим составом, которые готовили и продолжают готовить специалистов для углепрома.

— Сколько сотрудников необходимо для работы предприятий отрасли?

— У нас в отрасли 5 тыс. мобилизованных специалистов. Да и в прошлом году людей не хватало. Сейчас не время "золотого Донбасса", когда шахтеры, еще будучи студентами, получали по 800 рублей. 800 рублей в Советском Союзе — это были громадные деньги. Сейчас такого нет, и мы понимаем, что молодежь, несмотря на то, что есть шахтерские традиции края, многочисленные шахтерские династии, причем династии с богатейшим опытом, трудно привлечь в шахту.

Могу сказать, что не только людей не хватает, но и не хватает людей, которые готовы пойти в шахту. С другой стороны, много слышу историй от коллег о том, что после возвращения домой, мобилизованные горняки все равно "вспоминают уголек" и возвращаются на свои предприятия. Видимо, это все-таки в крови у дончан. Вот на этой золотой людской жиле мы никогда не потеряем свою самобытность. Все зиждется на людях труда, шахтерах, это колоссальнейший труд. И тот уголек, который всегда в груди, — это самое основное, что мы хотим видеть в наших людях.

— Республика обеспечена углем?

— Мы полностью обеспечены углем. Привозили из ЛНР только газовый уголь для Зуевской теплоэлектростанции. Газопламенные угли — проектное топливо для этой ТЭС, а у нас на территории нет таких шахт. Однако уже второй месяц станция работает на газе. Это по себестоимости даже ниже. Предполагаю, что и цена на энергетику будет складываться из этого. А Старобешевская станция полностью обеспечивается нашим углем.

— В какие сроки Зуевская ТЭС, которая снабжает электричеством большую часть республику, может полностью перейти на газ?

— Если в январе-феврале (это зависит от погоды) будет сильный мороз, конечно, объема газа может не хватать. Нужна хорошая распределительная сеть и магистральные трубопроводы по республике, чтобы обеспечить газом большее количество сел, поселков. На сегодняшний день объемов на Зуевскую ТЭС хватает. Спасибо коллегам из "Донбассгаза", которые за полгода построили магистральный трубопровод и дополнительные газопроводы.

— Какой объем угля по итогам года пойдет на продажу?

— В первую очередь уголь обеспечивает энергетическую безопасность республики. Почти 3 млн тонн угля, а иногда и больше, мы тратим на станции для генерации электричества. Старобешевская ТЭС точно останется на угле, она потребляет 2,2-2,3 млн тонн необогащенного угля. Остальной уголь планируем к продаже. В первую очередь — антрацит.

Сейчас республика газифицирована почти на 65-70%, точнее не скажу, так как не вся ДНР освобождена. И многие наши жители используют уголь для отопления помещений, приготовления пищи. Поэтому еще одна задача — обеспечить людей углем. Газ пока не везде проведен. Вместе с федеральными органами будем решать вопрос с компаниями о реализации большой программы по газификации ДНР. Это касается всех территорий: и материнской, и освобожденных. Мы надеемся, что освободим их, и республика полностью будет под юрисдикцией России. Поэтому осталось чуть-чуть, тогда уже можно будет говорить о восстановлении ресурсов: энергетики, воды, тепла и газа.

У нас открыты площадки для продажи угля. Это, как мы называем, пайковый уголь, который люди используют для отопления. Этих площадок должно быть шесть, но в связи с переходным периодом пока четыре. Площадки пользуются популярностью, особенно в Мариуполе.

Если вернуться к вопросу отгрузки — то, что мы смогли продать почти миллион тонн угля, это, конечно, ни о чем. Кузбасс в год продает 200 млн тонн угля, но сталкивается с логистическими проблемами: не хватает вагонов, чтобы довести его до порта отгрузки. А у нас возникают сложности в процессе самой добычи. Поэтому если мы выйдем на показатели добычи 7-8 млн тонн в год в ближайшие три года (мы с инвесторами как раз говорим об этой цифре), то для нас это будет уже хороший показатель. Практически 5 млн тонн хорошего антрацита будут уходить на продажу. Я вообще считаю, что наш уголь — один из самых лучших. Донбасские угли всегда ценились и будут цениться. Мы всегда найдем своего покупателя.

Этот год в плане поставок не показательный. Из-за обстановки с обстрелами некоторые шахты совершенно не используют своего потенциала: постоянно отключается электроэнергия, два-три раза за две недели — это много. При таких условиях невозможно наладить нормальную безопасную работу для добычи угля. Но по 10 добывающим шахтам мы видим очень хороший потенциал.

— В какие страны поставляется уголь из ДНР?

— Будем говорить так: Азия и Восток — это святое. Восток очень хочет пользоваться углем, и мы видим, что на мировом рынке цена угля уже не такая, как весной, но она хорошая. Конечно, Россию ограничили в вывозе угля. Но, поверьте, это временно. Когда они поймут, что им уголь будет нужен в больших количествах, хороший уголь, то будут искать варианты работы с Россией, в том числе и с нами, по поставкам угля. Сейчас это так и происходит на самом деле.

— Расширение рынка сбыта — вопрос времени?

— Конечно, это всегда так было. Есть технические вопросы по отгрузке угля. Мы рассматриваем разные варианты, в том числе использование мариупольского порта для того, чтобы наладить поставки угля морем, тем более что ближайшие к нам порты — Тамань, Новороссийск — очень загружены.

Есть нюансы поставок угля железнодорожным транспортом. Но этот вопрос, полагаю, в ближайшие месяцы разрешится, и мы сможем при благоприятных условиях через мариупольский порт поставлять уголь в различные страны. Сегодня заявки от этих стран есть.

Беседовала Галина Зверева


Количество показов: 546

Если Вы заметили ошибку, выделите, пожалуйста, необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редактору.

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Возврат к списку



Электронное периодическое издание "Отраслевой портал "Российский уголь". Свидетельство о регистрации СМИ Эл. № 77-6017.
"РОСИНФОРМУГОЛЬ"©Все права защищены. 1994-2023  Правовая информация
Яндекс.Метрика