ENG

Разное

Уголь дороже жизни: о чем молчат в Кемеровской области 29.03.2017

Уголь дороже жизни: о чем молчат в Кемеровской области

ФедералПресс - Кузбасс продолжает оставаться сердцем российской добычи угля: 60 % дает этот регион. Потому каждому инвестору, кто заходит в Кемеровскую область по угольной теме, рады и обещают определенные преференции. Однако угледобыча, помимо дохода в бюджет, еще может сопровождаться недовольством жителей, что и происходит в последнее время на юге Кемеровской области, в городе Мыски. Подробности выяснял корреспондент «ФедералПресс».

С Мысками связаны две истории. Уже более трех лет жители улицы Тетензинская отстаивают свои права в борьбе с разрезом «Кийзасский» (принадлежит группе «Аллтек»). Дело в том, что угольщики построили технологическую дорогу в 450 метрах от ближайшего дома по вышеуказанной улице. И причина недовольства даже не в чрезмерном шуме от транспортировки угля, горожан больше волнует угольная пыль, которая оседает на дома и огороды. Снег, кстати, на этой улице черного цвета.

Вторая история относится к так называемому «этноциду»: некоторые местные общественники считают, что шорский народ подвергается притеснению и изгнанию с его земель. Изгнанием жителей поселков Казас и Чувашка, по этой версии, косвенно занимаются угольные компании, чьи разрезы находятся вблизи от места проживания коренных народов области. Добыча угля открытым способом сопровождается взрывами и транспортировкой угля прямо через поселки. За права шорцев вступилась местная организация «Возрождение Казаса и шорского народа», но диалога с властью у нее нет.

Трещина от добычи

Представитель организации «Возрождение Казаса и шорского народа» Яна Таннагешева не первый раз выступала на слушании комитета ООН по экономическим, социальным и культурным правам, рассказывая об угнетении шорского народа в Кемеровской области. Но именно дискуссия на сессии в феврале 2017 года дала надежду, что ситуация вокруг уничтоженного поселка Казас и притеснений малых народностей будет услышана: представители ООН заверили госпожу Таннагешеву, что обратятся к правительству Российской Федерации, чтобы получить конкретные разъяснения по происходящему в Кемеровской области. Со слов Яны Таннагешевой, уже несколько лет шорцы, проживающие на юге Кузбасса, подвергаются давлению со стороны частных компаний, разрабатывающих угольные разрезы. «В 2012 году АО «УК Южная» заставила жителей поселка Казас продать свои дома, потому что населенный пункт мешал транспортировке угля. У тех, кто не согласились на предложение руководства «Южной», по странной случайности сгорели дома», – рассказывает Таннагешева. Жителей другого шорского поселка Чувашка пока никто не трогает, однако как сообщает «Радио Свобода», «разработка близлежащих угольных разрезов, в том числе «Сибиргинского», принадлежащего «Южному Кузбассу» и «Кийзасского», приводит к тому, что дома дают усадку и трескаются от взрывов, в колодцах упал уровень воды, а в реке Мрас-Су появились отходы».

Нефть интереснее, чем уголь

По версии угольщиков, ситуация не столь критичная. Как сообщает пресс-служба «Южного Кузбасса», входящего в структуру «Мечела», «компания имеет всю необходимую проектную и нормативно-разрешительную документацию на ведение горных работ, оформленную в установленном природоохранным законодательством порядке». «Расстояние от ближайшего места ведения горных работ на разрезе «Сибиргинский» до поселка Чувашка – 2,8 км. Это почти в 3 раза превышает размер санитарно-защитной зоны, который установлен законодательством. Соблюдение санитарных норм подтверждается результатами замеров с участием лаборатории Роспотребнадзора. Предприятие следит за качеством сточных вод, не допуская сброса неочищенных или не отвечающих нормативным требованиям, на регулярной основе ведется мониторинг качества воды, отбираются пробы на лабораторный анализ. Проверки контрольно-надзорных органов регулярно подтверждают выполнение компанией природоохранных мероприятий», – рассказала корреспонденту «ФедералПресс» пресс-секретарь «Южного Кузбасса» Ольга Рябова.

В такой ситуации, могла оказаться действенной поддержка сторонних организаций, как например Greenpeace. «Да, я общалась с представителями этой организации и они в курсе нашей ситуации, но разводят руки в стороны и предлагают все решать самим. Потому что силы и средства «Гринписа» уходят на борьбу с нефтяными вышками, угольные разрезы им не столь интересны», – говорит Яна Таннагашева.

«С правами все в порядке»

Список требований у «Возрождения Казаса и шорского народа» сводится к вполне понятному желанию: получить возможность для разговора, как с властью, так и с представителями бизнеса. «Нас игнорируют, не слышат про нужды шорцев, что, например, нельзя добывать уголь близ священных мест, что сначала следует перенести дух, который защищает территорию», – объясняет Таннагашева. Среди прочих требований, создание особо охраняемой природной территории и беспрепятственный доступ жителей бывшего поселка Казас к кладбищу, который ныне находится на участке, попавшем в частные руки

Но все требования остаются без ответа. Местная власть в лице администрации Мысковского городского округа хранит молчание. В отделе мэрии по делам общественности и национальным вопросам ответили, что не припомнят реакции главы администрации, как на действия «Возрождения», так и по ситуации с технологической дорогой.

Казалось бы, тема притеснения коренного народа – лакомый кусок для местного уполномоченного по правам человека. Однако кузбасский омбудсмен Николай Волков в беседе с корреспондентом «ФедералПресс» заявил, что к нему не поступало никаких обращений – «ни один человек, ни одна организация не обращались с просьбой, вопросом о нарушениях прав шорского народа». И хотя, по словам господина Волкова, по данному вопросу ему нечего комментировать, он не исключает, что некоторые ситуации раздуваются искусственно. «Все подогревается непонятно кем с целью дестабилизации обстановки. Хотя по правде говоря, ситуация обратная – ведется активная работа по защите прав человека. И областные власти это понимают, неслучайно в уставе Кемеровской области есть отдельная глава о правах человека со статьей по коренным народам, чего во многих субъектах федерации просто нет», – объясняет омбудсмен.

В шаге от взрыва

Жителям улицы Тетензинская повезло больше – об их проблеме с технологической дорогой, ведущей к разрезу «Кийзасский» узнал кемеровский штаб Общероссийского народного фронта. Летом прошлого года члены штаба встречались как с горожанами, так и с менеджментом «Кийзасского». «Честно говоря, все то, что описывали в обращении к нам, я не увидел. Да, дорога шумная и пыль от нее идет, но та чернота, что на деревьях и домах по улице Тетензинская, имеет иное происхождение – это сажа, которую жители выбрасывают на свою дорогу. Кстати, сама дорога очень чистая, оказывается разрез «Кийзасский» моет ее несколько раз в день», – рассказывает Андрей Алехин, член штаба ОНФ в Кемеровской области.

По его словам, разрез «Кийзасский» стремится выйти из непростой ситуации по технологической дороге – к концу прошлого года был установлен шумоотражающий забор, уличную дорогу в Мысках стали мыть еще чаще, и ударными темпами идет строительство железнодорожной ветки, которая позволит разгрузить технологическую дорогу. «Самым действенным решением, конечно, был бы круглый стол горожан, власти и бизнеса с привлечением СМИ всех уровней, но пока до такого никто не додумался», – сетует Алехин.

Однако, по мнению местных общественников, ситуация продолжает оставаться взрывоопасной. «Администрация действует в сговоре с надзорными органами и угольными разрезами. Им выгодно, чтобы уголь добывался, а люди молчали. Но обстановка накалена до предела, я постоянно общаюсь с жителями поселков в городской черте, где оседает угольная пыль от транспортировки – лично у меня ощущение, что завтра горожане выйдут на несанкционированный митинг и перекроют дороги», – говорит мысковский журналист Вячеслав Кречетов.

Между молотом и наковальней

Складывается парадоксальная ситуация. С одной стороны, в органы региональной власти приходят жалобы от местных активистов на действия угольных компаний. Причем те же самые мысковчане, судя по имеющимся в распоряжении редакции «ФедералПресс» документам, не стесняются писать и президенту страны, и в прокуратуру, и в Ростехнадзор с Росприроднадзором. И ответы от исполнительной власти никоим образом горожан не удовлетворяют. Хотя полностью игнорировать жалобы не получается, потому все же проводятся проверки и разрезу «Кийзасский» выписываются соответствующие предписания. «В ходе проверки Инспекцией установлено, что ООО «Разрез Кийзасский» нарушено законодательство Российской Федерации о градостроительной деятельности в части эксплуатации дороги без полученного в установленном порядке разрешения на ввод в эксплуатацию. По результатам проведенной проверки Инспекцией возбуждено дело об административном правонарушении по части 5 статьи 9.5 КоАП РФ. Застройщику выдано обязательное для исполнения предписание о необходимости устранения нарушений требований градостроительного законодательства», – отвечал на запрос граждан начальник областного департамента угольной промышленности Евгений Хлебунов.

С другой стороны, с предписаниями и штрафами важно не переборщить, потому что упомянутые в статье угольные разрезы и компании имеют с администрацией Кемеровской области соглашения о социально-экономическом сотрудничестве. Так, например разрез «Кийзасский» в прошлом году взял на себя обязательства направить 37 миллионов рублей на организацию безопасности труда и увеличить зарплату горнякам на 10%, согласно сообщениям официального сайта Администрации Кемеровской области. А за разрезами стоят крупные компании. «Кийзасский» принадлежит группе «Аллтек», чей держатель контрольного пакета акций в 67% Дмитрий Босов, занимающий, кстати, 145 место в рейтинге «200 богатейших бизнесменов России» по версии Forbes, интересуется добычей угля на острове Диксон и в индонезийском Калимантане. Угольная компания «Южная», которую винят в разорении поселка Казас, и вовсе имеет очень занимательную историю. Сначала она входила в холдинг «Сибуглемет», бывший когда-то крупнейшим производителем коксующегося угля в России. Затем, в 2013 году, в ходе конфликта акционеров «Сибуглемета» была продана в числе других активов ГК «Акрополь», которая, в свою очередь, не смогла договориться с ВТБ, основным кредитором «Сибуглемета». В итоге, сегодня «Южная» управляется компанией «Евраз Междуреченск», связанной с угольно-металлургическим холдингом Evraz, но не входящая напрямую в его структуру. Потому разыгрывать карту «угнетения» и «загрязнения экологии» властям всех уровней в этой ситуации невыгодно – зачем ссориться с теми, кто готов дружить и отчислить столь необходимые для бюджета налоги?

Менять нельзя оставить

Если задуматься о ситуации шире, то встает еще один вопрос – как разрез «Кийзасский» в случае с Мысками, угольная компания «Южная» и «Южный Кузбасс» с разрезом «Сибиргинским» смогли получить обоснование на разработку своих проектов? Неужели проектные организации где-то допустили просчет? Вполне возможно, что существующие законы и нормы ведения угольных работ устарели и нуждаются в корректировке.

«Не исключаю, что некоторые разрезы проектируют по картам пятидесятилетней давности и там до границы зоны заселения пара километров, а в реальности оказывается, что дома находятся максимум в 400 метров и неудивительно, что трескаются стены и кровля. Эта тема волнует нас давно. Сейчас в ожидании ответа от одного проектного института, который выдал вроде как законное обоснование на организацию угольного разреза, который как раз в реальности нарушает жизнь в одном из населенных пунктов Кемеровской области. И если действительно институт все делал по закону, то тогда такие законы необходимо изменить», – говорит Андрей Алехин




ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Возврат к списку



Электронное периодическое издание "Отраслевой портал "Российский уголь". Свидетельство о регистрации СМИ Эл. № 77-6017.
АО "РОСИНФОРМУГОЛЬ"©Все права защищены. 1994-2017  Правовая информация
Яндекс.Метрика