ENG

Разное

"Не космос - метры грунта надо мной…» 18.02.2018

"Не космос - метры грунта надо мной…»

SakhaNews – "Не космос - метры грунта надо мной, и в шахте не до праздничных процессий, но мы владеем тоже внеземной и самою земною из профессий", - писал Владимир Высоцкий.

Нельзя прочувствовать до конца мужество и героизм профессии шахтера, не побывав ни разу в шахте. В «Денисовскую» я уже спускался летом 2013 года. За четыре с половиной года здесь все сильно переменилось, и поэтому предложение администрации шахты «Денисовская» группе журналистов спуститься в шахту еще раз, воспринял с большим энтузиазмом.

Шахта «Денисовская» является уникальной не только в Якутии, но и во всей России. «Это первая и единственная в нашей стране шахта, которая работает по камерно-столбовой системе отработки, который запрещён на глубине ниже 200 метров. Мы первые, кто получили это разрешение, первые эксплуатируем такую шахту», – рассказал генеральный директор ООО «Колмар» Сергей Цивилёв.

Сейчас глубина шахты превышает 240 метров. Длина её трудно поддаётся измерению. Во всяком случае, мы шли по ней пешком более 40 минут в одну сторону. Говорят, прошли около полутора километров с остановками. Но это, конечно, была не самая крайняя точка темных и, на наш непривыкший взгляд, запутанной картины подземных лабиринтов.

СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ

У «Денисовской» непростая история. Шахта появилась ровно двадцать лет назад и строилась много лет, буквально на наших глазах. За эти годы мы видели здесь немало перемен, в том числе менялись хозяева шахты и состав специалистов.

Денисовское месторождение каменного угля расположено в 20 км к северо-востоку от Нерюнгри, в 10 км южнее поселка Чульман. В 8 км восточнее месторождения находятся Нерюнгринская ГРЭС и поселок Серебряный Бор.

Детальная разведка Денисовского месторождения была выполнена Южно-Якутской комплексной экспедицией в 1977 - 1981 годах. Запасы каменного угля были утверждены протоколом ГКЗ СССР № 9038 6 августа 1982 года.

Проектом строительства ОАО «Денисовская», выполненном институтом «Сибгипрошахтом» в 1991 году, предусматривались к отработке два пласта. Отработка первого намечалась подземным способом, второго - комбинированным. Выход пласта под насосы выполнялся открытыми работами, далее - подземными.

Фактически добыча угля на участке открытых работ началась с 1991 года на выходах второго пласта под насосы. Добыча в те годы составляла от 110 тысяч до 312 тысяч тонн, что, конечно же, несравнимо с сегодняшними миллионными объемами угледобычи.

Открытые горные работы ввелись до 2001 года. Шахту на Денисовском месторождении каменного угля впервые мы торжественно открывали 4 июня 2003 года. В том году в Нерюнгри была создана новая угольная компания - ОАО УК "Нерюнгриуголь", созданная после того, как работающее на этом месторождении предприятие было выкуплено компанией ЗАО "СЕАР МФ", действовавшей в интересах ООО "ЕвразХолдинг". В то время предприятием руководили делегированные из Кузбасса Владимир Лаврик, бывший генеральным директором угольных компаний "Южкузбассуголь" и "Нерюнгриуголь" и Александр Машнюк - директор новой "Денисовки".

Следует отметить, что о возможностях подземной добычи в Нерюнгринском районе задумывались давно. То, что огромные запасы угля, сосредоточенные на этой территории, расположены не только на открытых разрезах, но и находятся глубоко в недрах, было известно еще в начале прошлого века. С середины 70-х годов угольный разрез "Нерюнгринский" давал основные объемы угля, добываемого в Якутии. За "Денисовскую", которой было суждено стать первой шахтой Южной Якутии, впервые взялись еще в далеком 1990 году. В 1998 году попытались добыть здесь первый уголь.

Современное строительство шахты началось в 2003 году, и шло очень сложно. Первым, кто взялся за реализацию проекта, стала "Роснефть", но, столкнувшись с трудностями, отказалась от своих замыслов. Затем проект попытался осуществить "Евразхолдинг". Дело продвинулось, но довести его до победной точки не удалось. При этом стоял не только, и даже не столько, вопрос инвестиций, сколько трудным оказалось решение технических вопросов.

Когда приступили к строительству "Денисовской", даже специалисты не представляли, с какими трудностями придется встретиться. Во-первых, не только в Нерюнгри, но и во всей Якутии сначала просто не находилось ни специалистов-строителей шахт, ни шахтеров-подземщиков, умеющих работать под землей. Во-вторых, на стадии предварительного геологического изучения месторождения не были выявлены участки вечной мерзлоты и избыточные водопротоки в выработке. Поэтому и в первоначальном проекте шахты были учтены неточные данные о геологическом строении угольных пластов. В результате несколько лет "Денисовку" затапливали даже небольшие летние дожди, не говоря уже о паводковых водах. Во время оттайки грунта, из шахты приходилось откачивать 1 200 тонн воды в час!

ПРИХОД «КОЛМАРА»

Только третий по счету инвестор - ООО "Колмар" - с помощью больших профессионалов, которых удалось привлечь к решению задач на нерюнгринских шахтах, к концу 2009 года все-таки довел дело до конца. При этом пришлось кардинально менять проект и применять новые технологические решения, которые, в конце концов, смогли сломить ситуацию и сделать эту шахту рабочей и жизнеспособной.

Компания «Колмар» была основана в 2004 году. В 2007 году она купила шахту «Денисовская». Решающим в строительстве оказался 2009 год, когда темпы проходки, наконец, были резко ускорены. Если за весь 2008 год удалось пройти по шахте 4 600 метров, то в 2009 году проходка составила 9 000 метров. Рекордным стал май 2009 года, когда удалось пройти под землей 1 500 метров. Попутно было добыто 700 тысяч тонн угля.

Шахта «Денисовская» введена в эксплуатацию 7 ноября 2009 года. В этот день мы открывали её во второй раз.

Уже в тот день - более восьми лет назад - отмечалось, что это далеко не все новые мощности угледобывающей промышленности Нерюнгринского района. Так получилось, что в том же «историческом» ноябре 2009 года получил "добро" от Главгосэкспертизы проект строительства шахты «Инаглинская». Ранее этот проект был согласован Управлением по технологическому и экологическому надзору Ростехнадзора по Республике Саха (Якутия). Сразу после окончания проектирования и согласования Главгосэкспертизы появилась возможность строительства «Инаглинской», а затем – и обогатительных фабрик на Инаглинском месторождении.

Получилось так, что Денисовское и Инаглинское месторождения как бы окружили с двух сторон поселок Чульман – с севера и с юга. При этом характеристики нерюнгринских угольных месторождений таковы, что на "Денисовской" оказался сконцентрирован, в основном, уголь марки "К", а на "Инаглинской" - уголь марки "Ж". Получается, что шахты дополняют друг друга. Чтобы получить кокс высшего качества, необходимо смешать обе марки угля. При этом "Ж" - марка более редкая.

По сегодняшним оценкам, запасы угля для подземных горных работ на шахте «Денисовская» составляют 32,1 млн тонн. Производительность шахты составляет 2 млн тонн в год. В 2016 году здесь было пройдено под землей 34 километра и добыто 1,7 млн тонн угля.

ЗАХОДИМ В ШАХТУ

На смену шахтеры приезжают на служебном автобусе. Его часто видят нерюнгринцы: красивый автобус с большими буквами КОЛМАР то и дело курсирует по городу.

Смен четыре – по шесть часов каждая. При этом первая утренняя смена, как правило, подготовительная. Доставляются материалы, осуществляются ремонты и т.п. В три следующие смены шахтеры уже непосредственно добывают уголь.

Рабочие проходят медосмотр, получают допуск. Затем следует раздевалка, с которой и мы начали посещение шахты. Вся спецодежда – от нижнего белья до спецовки, каски и резиновых сапог – выдается на месте. При этом любую домашнюю одежду – вплоть до трусов - лучше всего оставлять в раздевалке. Когда вы вернетесь из шахты в ту же раздевалку, будете глубоко пропитаны угольной пылью, даже в плотно закрытых одеждой местах.

Есть душ, потому что без душа после смены тоже никак нельзя. В целом за день на работу шахтеры тратят до восьми часов. При этом непосредственно рабочая смена длится не более шести часов. Остальное время уходит на дорогу до шахты, получение наряда, принятие душа после смены и переодевание.

После того, как оделись во всё шахтерское, переходим в помещение для инструктажа. Здесь узнаем основы того, как работает шахта, в том числе о системах приточной вентиляции, как лучше выходить из шахты в случае чрезвычайного происшествия и так далее. Здесь же получаем так называемый «самоспасатель» – дыхательный аппарат на случай экстренной эвакуации. Он действует как акваланг и работает 50 минут при движении и 2-3 часа при статичном положении – если вы сидите на месте, ожидая спасателей.

Так же получаем шахтерские фонарики, которые надо прикрепить на каску. Без фонарика делать в шахте абсолютно нечего. По жестким правилам, выработанным суровой практикой, шахтер ни секунды не может находиться в шахте один. Как минимум два человека должны находиться рядом. Если у кого-либо выйдет из строя фонарик, его из шахты выведет коллега. Выйти одному без фонаря – абсолютно нереальная задача, и это еще никому не удавалось.

Получив инструктаж, быстро запрыгиваем в рабочую вахтовку. Несколько сотен метров едем до входа в шахту. Навстречу нам выходит смена – усталые, отработавшие труженики. Все лица – в угле, но ребята держатся мужественно и успевают даже шутить над корреспондентами: «Коля, улыбайся! Тебя фотографируют!» Они садятся в ту же вахтовку, на которой сейчас поедут в раздевалку и в душ.

А мы остаемся. Знакомимся с нашими сопровождающими. Молодые, хорошо образованные ребята с типичной судьбой специалистов угольной промышленности Нерюнгринского района.

Максим Кошеверов – исполняющий обязанности главного энергетика шахты «Денисовская». Окончил в Нерюнгри Технический институт (филиал) СВФУ по специальности "Электроснабжение". Как и все инженерно-технические работники угледобывающих предприятий Нерюнгри, начинал с рабочих специальностей, пройдя все ступеньки шахтерского дела. К своей должности шел буквально по ступенькам, ни одной не пропустив. Слесарь по ремонту и обслуживанию оборудования третьего, затем – четвертого разряда. Подземный электрослесарь четвертого разряда. Энергетик шахты «Денисовская», затем начальник участка энергоснабжения. С прошлого года - исполняющий обязанности главного энергетика шахты.

Александр Гончаров – заместитель главного механика шахты «Денисовская». Также окончил нерюнгринский Технический институт СВФУ по специальности «Технология и техника разведки месторождений полезных ископаемых», горный инженер. Работал начальником участка сервисного ремонта и обслуживания, заместителем главного инженера по технике безопасности.

ДОРОГА В ТЕМНОТЕ

Ну что же, в путь! Идем цепочкой, по самой середине большого темного, но просторного тоннеля. При этом первый сопровождающий идет первым – мы за ним, практически след в след. Неловко шагнув в сторону, можно оказаться в грязевой луже, и даже зачерпнуть вязкой жидкости в высокие сапоги. Второй сопровождающий замыкает цепочку, контролируя, чтобы любопытствующие гости не слишком растягивались, и чтобы никто из них нигде в темноте не потерялся.

Мне показалось, что зимой в шахте немного приятнее, чем летом. В прошлый раз я спускался в «Денисовскую» в конце августа, в дни проливных дождей, привычно сопровождающих нерюнгринский День шахтера. Хотя в тот раз мы почти не шли пешком, а ехали на специальной вагонетке, было намного труднее. Сверху периодически шел проливной дождь – это подземные воды, которые здесь более уместно назвать «надголовными». Снизу тоже была вода. Система дренажа здесь работает хорошо – вода, протекая по дну шахты, уходит в нужном направлении. Благодаря этому даже в самых глубоких местах воды было не более, чем по щиколотку.

Так было летом. Зимой сверху вода не течет – видимо, потому, что всё замерзло. Снижу лужи попадаются изредка, хотя бывают довольно глубокими. Температура в шахте плюсовая, поэтому в полной шахтерской экипировке даже жарковато. При этом – удивительное впечатление - изо рта идет пар, как при сильном морозе. Это следствие очень высокой влажности воздуха.

В большинстве шахт России рабочие спускаются к местам забоя в специальных лифтах. В нерюнгринской «Денисовской», пробитой в скале, условия немного другие. Тут шахта идет почти горизонтально, хотя в итоге спускается на 240 метров в глубину под землю.

По дороге мы узнаем от специалистов об особенностях технологии добычи угля на «Денисовской». Здесь применяется уникальная для России камерно-столбовая система отработки, применяемая только в некоторых южных странах. В России эта технология применялась точечно, в небольших объёмах, на небольших участках, имеющих неправильную форму либо осложнённых геологическими условиями. Технология подготовки и угледобычи на «Денисовке» подразумевает отработку угля короткими забоями, короткими камерами. В угольном массиве проходческо-добычными комбайнами нарезаются квадратные проходы – примерно 25 на 25 метров. Таким образом, в возникающем здесь «подземном городе» нарезаются правильные квадратные «кварталы».

Для этого в шахте «Денисовская» используется высокопроизводительное оборудование, которое позволяет этот метод осуществить. Шахта изначально была спроектирована для работы по стандартной технологии длинных столбов — наиболее эффективной и распространённой системе отработки. Перейти на камерно-столбовую отработку пришлось не потому, что в Нерюнгринском районе захотелось создать уникальную шахту, а потому, что на этапе строительства проявились геологические условия, не позволяющие использовать традиционную технологию. Отчасти с этим и связано то обстоятельство, что «Денисовская» так долго разрабатывалась и совершенствовалась, чтобы прийти к своему сегодняшнему эффективному состоянию.

КТО ТАКИЕ ШАХТЕРЫ?

Шахтер – понятие общее, это название профессии. А, вообще, здесь много специальностей. Мастер горных выработок, проходчик, стволовой… Горнорабочие очистного забоя – это те люди, которые занимаются непосредственно добычей, ремонтируют и обслуживают добывающие машины. Тоннели делают проходчики. Тоннели нужны для поставки воздуха и подъема из выработки угля.

В шахте работают машинисты – это те люди, которые управляют различными механизмами. В «Денисовской» много современных высокопроизводительных машин – в основном, импортного производства (Австрия, Великобритания).

Как и на всех подобных предприятиях, там присутствуют электрослесари, занимающиеся ремонтом механического и электрического оборудования. Для того чтобы горняки знали расположение всех тоннелей и то, куда они ведут, на шахте есть маркшейдеры, составляющие карту всей подземной части выработки, направляющие рабочих в нужное место.

Для того, чтобы стать обычным шахтером, достаточно обучения в колледже или профтехучилище. Но для того, чтобы сделать карьеру технического специалиста , обязательно нужно закончить профильный вуз. В Нерюнгринском районе это чаще всего Технический институт (филиал) СВФУ. Хотя сейчас на «Денисовскую» и в другие подразделения компании «Колмар» требуется так много людей, что нерюнгринские учебные заведения просто не справляются. Принимают много людей из других регионов, в том числе достаточно больших руководителей, учившихся в других городах.

Одна прекрасная традиция пришла в «Колмар», наверное, из «Якутугля». Прежде, чем стать мастерами, бригадирами, и инженерно-техническими работниками, все люди с высшим образованием сначала проходят рабочие специальности. Зато потом они прекрасно знают, что им надо требовать от рабочих, и представляют, как те должны это осуществить.

Шахтером способен работать далеко не каждый человек. Когда на шесть часов заходишь в абсолютно темное замкнутое пространство – уже это само по себе испытание для нервной системы. Здесь нечего делать страдающим клаустрофобией и боязнью темноты. Даже если вам просто неуютно в темных закрытых помещениях – со временем клаустрофобия будет только развиваться, а дискомфорт - усиливаться. Так недолго и до того, что может «поехать крыша».

Здоровье тех, кто спускается в шахты, вообще должно быть недюжинным. Тем более, что, работая каждый день в таких тяжелых условиях, люди достаточно быстро его теряют. Пожилые шахтеры приобретают болезни легких и суставов, начинают болеть глаза от плохого освещения, появляются проблемы со слухом, дерматиты от грязи и сырости. Астматиков, аллергиков, людей с проблемными суставами, болезнями почек, сердца и т.д. шахта не принимает с самого начала. Чтобы добраться до рабочего места, надо минимум полчаса идти по сырости и в темноте, в условиях повышенной температуры воздуха и тесного пространства. Если у человека начнется приступ, быстро его оттуда не вынесут.

У шахтера должна быть очень крепкая психика. Не только потому, что темно и тесно, а из шахты – как из подводной лодки - никуда не деться. Ребята стараются не рассказывать об этом близким, чтобы не волновать их. На самом деле природу полностью не предскажешь, и даже в идеально построенной шахте чрезвычайные ситуации и разные мелкие происшествия случаются достаточно часто. Мы, журналисты, пишем только о самых громких событиях - обвалах, взрывах, гибели людей. Сами шахтеры знают гораздо больше, но – в буквальном смысле слова - не выносят это на поверхность.

Шахтеры - люди особого склада характера. Шахта сразу же отвергает безответственных, нервных и паникеров. Такие люди и наверху приносят немало проблем, а под землей они могут быть просто опасными для окружающих. Как правило, знакомство таких людей с профессией заканчивается через несколько дней.

Как говорят сами ребята, главное в шахте даже не физическая сила, хотя и это еще никому не мешало. Главное качество шахтера - выносливость. Ясно, что хилым здесь вообще не место, но человек со средними физическими данными и хорошей выносливостью вполне справится с тяжелой работой.

Коллективизм шахтеров вошел в легенды. Но это не потому, что здесь собрались только прекрасные и добрые люди. Наверху они легко могут и поссориться, и подраться. Но, когда ребята в шахте, все они в одной связке и очень зависимы друг от друга. Специфика производства требует от людей максимальной коллективной работы. Нужно быть предельно внимательным, сосредоточенным, ответственным, уметь держать себя в руках, чтобы никого не подвести, не угробить ни себя, ни других.

ТРИ «ДЕВУШКИ» В ШАХТЕ

Так, за разговорами и вопросами, мы проходим по лужам и вязкой жидкой угольной субстанции полтора километра по каменно-столбовым отработкам. Угля тут много – в темноте и в свете шахтерских фонариков не очень видно, но опытные шахтеры сразу его видят и показывают нам. Можно подобрать увесистые куски угля, чтобы сфотографироваться с ними. Вот такой он, уголь Нерюнгри.

Крайней точкой нашего путешествия станет один из добычных комбайнов и работающая на нем бригада. На этом месте телеканал «Россия» берет интервью у проходчиков с глубины 240 метров.

Шахтеры – народ не только мужественный и суровый, но и неожиданно нежный. Не устаю умиляться тому факту, что в шахте «Денисовская» постоянно трудятся три очень милые «девушки» – механизированные комплексы, которые шахтеры ласково называют «Наташа», «Олеся» и «Надежда». Всех «девушек» мы видели – они трудятся в разных местах, хотя и недалеко друг от друга.

Историю необычных названий нам поведали сами ребята. Когда пришла первая машина, на ее компьютере было написано "Welcome, Natasha". Так что за первым именем далеко ходить не пришлось. А раз названа первая машина, почему бы не дать имена и другим? Как раз в то время в столовой работали девушки Олеся и Надежда. Столовая для шахтеров – место сакральное. Так и появились три имени.

В прошлом году на День шахтера в Нерюнгри приезжала группа «Фабрика» (Ирина Тонева, Александра Савельева и Александра Попова). «Гламурные» с виду девушки оказались смелыми и любознательными и сразу же согласились спуститься в шахту «Денисовская» и ходили практически теми же путями, которыми сегодня следовали и мы. Правда, их возили в специальной вагонетке. Девчонки очень умилялись женским именам механизированных комплексов, хотя скромно не предложили назвать их своими именами. Видимо, понимая, что с девушками из столовой они не смогут конкурировать.

Кстати, от нерюнгринских шахтеров девчата остались в полном восторге! «Это запомнится на всю жизнь! Когда зашли в разрез и сели в машину, мне стало безумно страшно, я даже вышла и собиралась идти обратно... и тут поняла, что должна перебороть это щемящее чувство... должна пересилить сама себя... Рада, что доверилась миру и всё-таки спустилась в шахту. Насколько серьёзен и важен труд этих людей под землёй. Они настоящие супермены! Гордимся!»,- рассказала чуть позже Саша Савельева.

Кстати, аппетит у шахтеров, как и у всех здоровых и сильных мужиков, отменный. За шестичасовую смену у них есть возможность передохнуть 20 минут. В это время они могут пообедать прямо в щахте, не поднимаясь на поверхность. Еду приносят с собой из дома или заранее берут в столовой. Обед на языке шахтеров называется «тормозок». Происхождение этого слова неизвестно. Предполагают, что оно произошло от слова «тормозить», делать перерыв в работе для еды. Слово зародилось на Донбассе, а потом уже распространилось везде. Обычно в обед шахтера входят сало, отварное или запеченное мясо, яйца, хлеб, выпечка, лук, яблоки, морковь, отварной картофель. Простая и здоровая еда.

После смены, если успели проголодаться, можно пообедать в местной столовой. Столовая очень хорошая, мы пробовали.

Я спрашивал у сопровождающих, берут ли ребята с собой воду в шахту. Пить тут очень хочется. Сухо, жарко, к тому же прикладываются значительные физические усилия. Иногда берут, ответили мне, но с водой тут никаких проблем нет, особенно летом. Вода буквально хлещет с потолка, причем отфильтрованная углем, чистейшая и холодная. Подставляешь бутылочку – и пьешь, сколько хочешь.

С туалетом в шахте проблем тоже нет. Женщины здесь гости не частые, а мужикам это сделать намного проще и быстрее.

Главные хозяева шахты – крысы. Их здесь немало. Они постоянно «наблюдают» за людьми, хотя сами стараются не попадаться на глаза. При первой возможности воруют у шахтеров их обеды, и это очень неприятно. В то же время именно крысы с их звериным чутьем помогают вовремя разглядеть опасность. Пока они шуршат рядом с ребятами – все нормально. Как только крысы начинают бежать и исчезают из шахты – жди беды.

Перекуров у шахтеров не бывает, потому курящих шахтеров крайне мало. Уже на входе в шахту висит плакат: «Курение в шахте – преступление!» Так что легче бросить курить, чем всю смену мучиться.

При всей своей мужественности и ежедневном будничном героизме, шахтеры - народ суеверный. Например, никогда не говорят «последняя смена», говорят «крайняя». Нельзя свистеть в шахте, на свист будто бы «идёт» кровля, а это крайне опасно. Нельзя сидеть, а тем более лежать на носилках — на них и вынесут. Нельзя спускаться в шахту накануне отпуска. По традиции, в последний перед отпуском день человек в шахту не идет, его «отмечают». Раньше была примета, что после третьей травмы нужно увольняться, иначе четвертая окончится смертью. Но сейчас ее мало кто соблюдает, потому что если привык к шахте, будешь работать, сколько хватит здоровья. Некоторые ребята вслух здороваются и прощаются с забоем в начале и в конце смены. Это тоже своего рода психологический момент настроя на работу. Плохая примета — работать в христианский праздник. Хотя приходится – производство круглосуточное. В книге нарядов нельзя писать красными чернилами. Новая и чистая спецодежда - к аварии. Чтобы этого не произошло, нужно её слегка испачкать, макнув ее в канавку, благо грязи здесь хватает.

Кто-то верит в эти приметы больше, кто-то меньше. Даже если шахтер в целом абсолютно не суеверен и считает всё это полной чушью, есть некие общие правила. Нельзя идти против сложившихся обычаев. Традиции есть традиции, и их обязан уважать каждый заходящий в шахту.

ДОРОГА НАЗАД

Дорога назад всегда ближе. По пути обратно делаю неловкий шаг в сторону и по колено проваливаюсь в вязкую лужу, зачерпнув в высокие сапоги угольной воды. Выходов два. Можно снять сапог и вылить эту воду. Но опыт «меряния глубины луж» в детстве говорит, что надеть мокрый сапог на мокрые носки повторно, тем более в темноте, практически невозможно. Можно, как предлагают сопровождающие, проколоть сапог, и вода выльется сама.

Портить имущество «Колмара» мне не хочется. Да и ледяная вода в сапоге – это такой пустяк по сравнению с тем, что иногда случается с шахтерами! Поэтому иду обратно, ничего не предпринимая. Нельзя подводить группу, которая со мной. Здесь-то и приходит понимание причин удивительного коллективизма шахтеров. Вместе вошли, вместе выйдем. «Один за всех, и все за одного!» Других вариантов поведения в шахте нет.

Шахта «Денисовская» продолжает строиться и расти. Её вторая очередь была построена в мае 2015 года. В августе 2015 года на «Денисовской» был установлен рекорд по темпам проходки в масштабах России — 1 800метров в месяц одним забоем. Строительство третьей очереди шахты «Денисовская» планируется через 6-7лет с уходом ниже на горизонт на глубину 330 метров. Тогда мы наверняка побываем в ней еще раз.

Тем временем, поспевают следующие шахты в Нерюнгринском районе. ГОК «Денисовский» включает уже две шахты: «Денисовская Центральная» и «Восточная Денисовская», соединенные друг с другом под землей. Есть еще карьер «Восточная Денисовская» и горно-обогатительная фабрика «Денисовская».

На другой стороне от Чульмана строится шахта "Инаглинская", одноименная обогатительная фабрика и участок открытых работ северной части участка "Восточный" Чульмаканского угольного месторождения. В шахте «Инаглинская» находится в непосредственной близости от действующего участка «Инаглинский» разреза "Эрэл", расположенного на Восточном участке месторождения. Подземным способом будут отрабатываться два пласта. Там мы тоже еще когда-нибудь побываем.

Но это уже будет другая история.

Олег СОЛОДУХИН.




Если Вы заметили ошибку, выделите, пожалуйста, необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редактору.

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Возврат к списку



Электронное периодическое издание "Отраслевой портал "Российский уголь". Свидетельство о регистрации СМИ Эл. № 77-6017.
АО "РОСИНФОРМУГОЛЬ"©Все права защищены. 1994-2018  Правовая информация
Яндекс.Метрика