Новость крупным планом

Обуглевая Азию 21.02.2022

Обуглевая Азию

EastRussia – Прошлый год для угольщиков России сложился в целом неплохо. Доля российского угля на мировом рынке составила 16,3%, а непосредственно в странах АТР достигла 12%, что по сравнению с десятилетней давностью выше на 8 п.п. Между тем, было отмечено на 3-й международной конференции «Argus Уголь России 2022», состоявшейся 18 февраля в Москве, ситуация со сбытом угольной продукции сегодня становится менее предсказуемой. И если Китай будет сокращать импорт российского топлива, не так много стран готовы занять его место в структуре потребления.

Справка: В 2021 году добыча угля в России составила около 440 млн т. При этом за рубеж, по данным Минэнерго, отправлено 227 млн т, что на 7% больше, чем в 2020 году. Страны Азиатско-Тихоокеанского региона импортировали из России 129 млн т угольной продукции. В том числе порядка 100 млн т вывезено через тихоокеанские порты и сухопутные погранпереходы в ДФО.

Китай подвели к удвоению

Как отметил коммерческий директор «Эльгаугля» Александр Стулишенко, скачок в потреблении сырья продемонстрировал Китай. В 2021 году в эту страну Россия поставила примерно 53 млн т твердого вида топлива - на 20 млн т больше, чем в 2020-м. Во многом это произошло из-за того, что КНР стала замещать российским углем продукцию из Австралии. Сейчас соседние страны разрабатывают межправсоглашение, согласно которому в ближайшие три-пять лет угольный экспорт из России в КНР может быть доведен до 100 млн т ежегодно. Сама «Эльгауголь» уже в следующем году предполагает увеличить поставки в Поднебесную с прошлогодних 8,5 млн до 16–17 млн т.

Однако другие участники отрасли и профильные эксперты не столь оптимистичны. Прошлогодний рост доли КНР в структуре российского экспорта, считает руководитель направления «Уголь» агентства Argus Сергей Соколов, повышает неопределенность в среднесрочной и долгосрочной перспективах.

«Мы все больше опираемся на Китай, но этот рынок играет по своим правилам. Здесь власти соблюдают интересы своих энергетических и угледобывающих компаний и постоянно корректируют ситуацию путем административных решений, будь то ограничение внутренних цен, запреты на поставку угля из тех или иных регионов», – предупреждает Сергей Соколов.

Причем, несмотря на высокие котировки, на мировом рынке угольной продукции сохраняется волатильность. И Китай – не исключение. «Мы ожидаем там хороший ВВП. С другой стороны, видим очень слабые контракты по рынку недвижимости. Это для нас важный показатель того, насколько ситуация будет развиваться», – пояснил заместитель гендиректора по экспорту, коммерческий директор Восточной горнорудной компании (ВГРК) Степан Карапетян.

Он согласен с тем, что Китай будет поддерживать своих угледобытчиков. В стране вводятся новые шахты, и по итогам прошлого года там установлен рекорд по добыче угля: его произведено 4 млрд т, в предыдущем – 3,8 млрд т. Но закрыть все растущие потребности только своим сырьем у КНР вряд ли получится. Как уточнил представитель ВГРК, Китай не сможет бесконечно наращивать собственное производство, главным образом, из-за существующих инфраструктурных проблем. В частности, это связано с ограниченными пропускными способностями железнодорожной линии Дацинь, которая соединяет крупную угледобывающую провинцию Шаньси с ключевым портом по перевалке угля Циньхуандао. Объем перевозок на данном направлении в 2021 году составил 421 млн т.

Не стоит забывать, что у России в борьбе за китайский рынок есть серьезные конкуренты, прежде всего, в лице Австралии (прошлой осенью власти КНР частично разрешили ввоз австралийской продукции) и Индонезии. Кстати, австралийцы, производящие высококачественные марки угля, из-за запрета на экспорт в Китай стали активно работать с другими рынками, и, как следствие, потеснили позиции РФ в Южной Корее.

Индонезийские угольщики географически находятся в более выгодном положении, чем российские, из Кузбасса и Якутии. У последних с учетом железнодорожной перевозки больше логистические затраты. Но даже в сравнении с ВГРК, которая экспортирует уголь с Сахалина, морской фрахт продукции, адресованной южным провинциям Китая, у индонезийцев выходит дешевле.

«Индонезия может демпинговать, давать самую низкую цену по рынку, – говорит Степан Карапетян. – Хотя по калорийности ее уголь проигрывает мировым производителям, в том числе нашей компании».

Остров везения

Помимо КНР, в северо-восточной Азии для России находятся три премиальных рынка угольной продукции: Япония, Южная Корея и Тайвань. Из них первый является самым крупным. Японские компании в 2019 году импортировали 137 млн т угля, в 2020-м – 129 млн. Рынок Японии считается достаточно стабильным. Средняя цена энергетического угля составляет $163,9 за 1 т. Однако выход на данный рынок осложнен тем, что местные потребители достаточно долго тестируют сырье для своего производства.

Кроме того, Япония, как и Республика Корея, планирует активно размещать парогазовые установки и развивать возобновляемые источники энергии, снижая долю твердого топлива в энергобалансе. «Есть ожидания, что к 2030 году Корея сократит потребление угля на 40–50%. То же самое и с Японией. Понятно, что пока высокая цена на газ, а это основной субститут, они могут включать как угольную, так и газовую генерацию. При такой цене на газ стоимость электроэнергии на 30–40% выше, чем если производить ее на угле. Для промышленного потребления это важно», – рассуждает Степан Карапетян.

Тем не менее, когда цены будут сбалансированы, климатическая повестка в Японии и Корее обретет значимую роль. В этом отношении у Тайваня не просматривается таких перспектив. «Остров меньше Сахалина. Где там строить возобновляемую энергетику, она и так построена вдоль береговой линии, уже в принципе нет возможности ничего развивать», – считает коммерческий директор ВГРК.

При этом на Тайване фактически свернуты планы по атомной энергетике - строительство АЭС Лунгмень, как известно, остановлено. Что касается активного внедрения парогазовых установок, то в этой стране, уточняет менеджер, не столь высокая урбанизация, как в Японии и Республике Корея, где подобная генерация оправдывает себя.  

«Тайвань остается интересным рынком с точки зрения угля для России. Это также большой рынок по основной генерации, и сокращения особого здесь не видим. При этом по объемам потребления Тайвань приближается к Корее, хотя население в два раза меньше», – заключил Степан Карапетян. К сведению, в последнее время островное государство импортирует 63–67 млн т угля в годовом выражении.



Количество показов: 4447

Если Вы заметили ошибку, выделите, пожалуйста, необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редактору.

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Возврат к списку



Электронное периодическое издание "Отраслевой портал "Российский уголь". Свидетельство о регистрации СМИ Эл. № 77-6017.
АО "РОСИНФОРМУГОЛЬ"©Все права защищены. 1994-2022  Правовая информация
Яндекс.Метрика