Рейтинг@Mail.ru


ENG

Зиявудин Магомедов: олигарх, потерявший берега

Зиявудин Магомедов: олигарх, потерявший берега 03.04.2018

EADaily – Уголовное дело против миллиардера Зиявудина Магомедова наносит серьезный удар по позициям либерального крыла в российском руководстве, с которым олигарх тесно связан. Ряд своих ключевых активов Магомедов и его группа «Сумма» получили в период президентства Дмитрия Медведева, а затем дагестанский бизнесмен смог упрочить свои позиции в качестве одного из «королей госзаказа». Но Зиявудин Магомедов, видимо, не сделал должных выводов из истории своего двоюродного брата Ахмеда Билалова, который несколько лет назад был со скандалом лишен всех постов за срыв сроков строительства олимпийских трамплинов в Сочи, хотя и смог скрыться за границей. В похожей истории отметились и структуры «Суммы», подозреваемые в крупных нарушениях при строительстве одного из стадионов к Чемпионату мира по футболу. Но этим сравнительно небольшим эпизодом суть «дела Магомедова», конечно, не исчерпывается. Скорее всего, речь идет о принципиальном изменении правил игры в инфраструктурных отраслях российской экономики.

На момент написания этого материала Тверской суд Москвы принимал решение о мере пресечения в отношении Зиявудина Магомедова и его брата и бизнес-партнера Магомеда Магомедова, задержанных накануне в Москве. Их подозревают в организации преступного сообщества (ст. 210 УК РФ) и хищении бюджетных средств в особо крупном размере (ч. 4 ст. 159 УК РФ). По версии следствия, подозреваемые причастны к хищению бюджетных средств, выделенных на строительство объектов инфраструктуры и энергоснабжения. Сообщается, что в рамках расследования сотрудники правоохранительных органов провели следственные действия в 25 регионах.

Одним из главных поводов для возбуждения уголовных дел стали масштабные хищения при строительстве нового стадиона к футбольному мундиалю в Калининграде, выявленные еще в прошлом году. В минувшем июне сообщалось, что при подготовке площадки строительства для стадиона подрядчиком «ГлобалЭлектроСервис», входящим в группу «Сумма», был нанесен ущерб более чем на 500 млн рублей, а в дальнейшем его размер вырос до 750 млн рублей. По версии следствия, для укрепления грунта закупался и использовался дешевый песок, не отвечающий требованиям проекта.

В рамках расследования этого дела были арестованы один из руководителей «Глобалэлектросервиса» Хачим Эристов, министр строительства Калининградской области Амир Кушхов и замглавы регионального управления капстроительства Сергей Трибунский. Однако главный подозреваемый — гендиректор «Глобалэлектросервиса» Эльдар Нагаплов — смог уехать за границу.

Помимо этого непосредственного повода, задержанию Зиявудина и Магомеда Магомедовых предшествовал ряд событий, которые свидетельствовали о том, что их позиции в российском бизнесе и политике серьезно пошатнулись. Прежде всего, братья еще минувшей осенью были фактически отодвинуты от процесса формирования органов власти в своей родной республике — Дагестане, хотя прежде степень их влияния там была очень высокой. В 2010 году Магомед Магомедов был кандидатом в президенты Дагестана, но тогда ему пришлось уступить в аппаратной борьбе однофамильцу Магомедсаламу Магомедову(ныне — заместителю главы администрации президента РФ), а при его преемнике Рамазане Абдулатипове братьям удалось пролоббировать ряд своих людей на высокие должности. В частности, дорожное агентство Дагестана возглавил выходец из структур «Суммы» Загид Хучбаров, в распоряжении которого оказались огромные по местным меркам бюджеты.

Но после досрочной отставки Абдулатипова новым руководителем Дагестана стал вице-спикер Госдумы Владимир Васильев, не имевший с этой республикой никаких былых связей — это означало, что местным кланам отказано в возможности продвигать своих ставленников. В начале этого года в Дагестане произошли массовые аресты местных чиновников, получивших свои должности при Абдулатипове, а некоторые не попавшие под антикоррупционную кампанию руководители, включая Загида Хучбарова, были уволены. Покинул свой пост и Саид Юсупов, глава Хунзахского района, малой родины братьев Магомедовых, вернувшийся на работу в «Сумму».

Почти одновременно с этими событиями появились первые признаки того, что Зиявудин Магомедов может утратить свои позиции и в крупном бизнесе. В конце февраля антимонопольные органы одобрили ходатайство АК «Транснефть» о выкупе принадлежащей «Сумме» доли к крупнейшем в России Новороссийском морском торговом порту (НМТП). Комментаторы тогда отмечали, что «Сумме» могли понадобиться «живые» деньги для поддержки своего самого проблемного актива — работающей на Дальнем Востоке транспортной группы FESCO, имеющей очень высокую долговую нагрузку, либо для давно планируемой Зиявудином Магомедовым покупки 50-процентного пакета РЖД в компании «Трансконтейнер». Однако звучали и мнения, что Магомедов вообще готовится выходить из бизнеса в России.

Акционером НМТП на паритетных началах с «Транснефтью» (50,1% акций на двоих) «Сумма» стала еще в 2010 году, когда президентом России был Дмитрий Медведев, с чьим тогдашним помощником, а ныне вице-премьером правительства РФ Аркадием Дворковичем Зиявудин Магомедов поддерживал близкие отношения еще со студенческой скамьи. Но отношения партнеров были далеко не безоблачными. В начале 2013 года президент «Транснефти» Николай Токарев, человек из близкого окружения вновь избранного президентом Владимира Путина, предъявил «Сумме» ряд претензий, после чего в отношении приглашенного холдингом Магомедова словенского гендиректора НМТП Радо Антоловича было возбуждено уголовное дело, и он сложил полномочия. Тогда же Путин в ходе инспекции строящихся олимпийских объектов устроил публичный разнос родственнику братьев Магомедовых Ахмеду Билалову, на тот момент председателю совета директоров компании «Курорты Северного Кавказа». Билалову пришлось уехать за границу, однако конфликт в НМТП через некоторое время был разрешен. За «Транснефтью» в итоге остался пост главы совета директоров порта в лице ее первого вице-президента Максима Гришанина, а гендиректором НМТП стал топ-менеджер «Суммы» Султан Батов.

Главным «призом» в НМТП, за который планировала побороться «Сумма», был 20-процентный госпакет акций порта, который Росимущество планировало выставить на продажу уже давно, но всякий раз приватизация откладывалась. Очередное заявление о приватизации сделал в апреле прошлого года заместитель министра финансов РФ Алексей Моисеев, сообщивший о планах выручить за пакет 30 млрд рублей. Однако «Сумма» к этой сделке интерес не проявила — вместо этого холдинг Магомедова поставил вопрос о приватизации в свою пользу контрольного пакета акций Объединенной зерновой компании (ОЗК), одного из крупнейших российских экспортеров зерна, в котором «Сумме» с 2012 года принадлежала доля в 50% минус одна акция. В конце мая прошлого года стало известно, что этот вопрос поручил рассмотреть первый вице-премьер Игорь Шувалов, еще один видный представитель либерального крыла правительства РФ. Сумма сделки оценивалась в 14 млрд рублей, причем обсуждался вариант, при котором часть средств может предоставить Российский фонд прямых инвестиций (РФПИ) в обмен на 10% в ОЗК. Видимо, лишь при такой солидной поддержке закредитованный холдинг Магомедова мог позволить себе столь крупную сделку.

Но развития этот сценарий не получил, поскольку в ноябре «Сумма» была вынуждена заложить свои акции ОЗК для получения пятилетнего кредита на $ 680 млн для поддержания устойчивости FESCO, причем одновременно пришлось закладывать и акции самой этой группы и ее дочерних компаний. Тогда же, в ноябре, решение покинуть пост гендиректора НМТП принял Султан Батов, а его преемником стал Сергей Киреев, ранее возглавлявший дочерние структуры «Транснефти». После этого выход «Суммы» из акционеров НМТП был лишь вопросом времени.

Согласно одной из версий, этому решению способствовало ультимативное требование президента Владимира Путина завершить перевод тарифов российских портов в рубли. На совещании по развитию транспортной инфраструктуры Северо-Запада в августе прошлого года глава ФАС Игорь Артемьев сообщил, что ряд портов, прежде всего Новороссийский (которому в СЗФО принадлежит нефтеналивной Приморский торговый порт), отказываются это делать. «Судимся и не можем перевести никак в рубли, даже никаких горизонтов не можем очертить на эту тему», — посетовал Артемьев. А незадолго до этого антимонопольщики обязали НМТП перечислить в бюджет доход от монополистической деятельности, полученный после либерализации портовых тарифов начиная с 2013 года. «Нарушения можно было избежать в случае, если бы НМТП не определял стоимость своих услуг в долларах и своевременно перевел бы ранее установленные в валюте ставки в рубли», — заявила по этому поводу ФАС. По некоторым данным, только за 2015 год объем претензий к порту составлял порядка 17 млрд рублей, и это явно способствовало новому обострению отношений между «Суммой» и «Транснефтью».

По итогам августовского совещания правительство подготовило законопроект, запрещающий устанавливать цены на услуги в российских морских портах в иностранной валюте или условных единицах. И хотя для портов, имеющих валютные обязательства, скорее всего, будут предусмотрены отсрочки, сама постановка вопроса, видимо, не устраивала Зиявудина Магомедова, чьи активы записаны главным образом в офшорных юрисдикциях. По сути дела, и Магомедов, и другие «офшорные аристократы» проигнорировали неоднократные требования президента провести деофшоризацию российского бизнеса, а в прошлом году еще и предприняли попытку свернуть этот процесс. В октябре прошлого года стало известно, что Игорь Шувалов представил Владимиру Путину доклад о значительных рисках для российской экономики в случае принудительной деофшоризации системных компаний.

Портовые амбиции Зиявудина Магомедова распространялись и на новый порт Тамань, который вскоре после присоединения Крыма и начала строительства Крымского моста стал главной точкой роста портовой инфраструктуры на Черноморском побережье. Развитие порта резко ускорилось после того, как в прошлом году правительство выпустило серию распоряжений о его расширении. На Тамани планируется строительство терминалов по приёму и хранению навалочных грузов мощностью до 35 млн тонн в год, перевалке зерновых грузов мощностью до 14,5 млн тонн в год, перевалочной базы сжиженных углеводородных газов мощностью до 3,5 млн тонн в год и т. д.

Сейчас на Тамани идет грандиозная стройка, и, как утверждает источник EADaily, непосредственно участвующий в этом процессе, в перспективе вполне может возникнуть ситуация, когда именно эта новая гавань станет крупнейшим российским портом на Черном море. При этом в Новороссийске останется только перевалка нефти, а значительная часть нынешнего торгового порта будет передана ВМФ. Понимая эти перспективы, «Сумма» заявила на Тамани ряд проектов по перевалке угля, минеральных удобрений и серы в расчете на привычную помощь государства, однако на сей раз этот расчет не сработал. В середине прошлого года 40 млрд рублей, которые предполагалось направить на концессионный грант для проектов с участием «Суммы», получил Крымский мост. В связи с этим весьма многозначительно звучит такая реплика источника EADaily: «После Олимпиады в Сочи на Тамани сделали нужные выводы. Контроль над расходованием средств жесточайший».

О том, что у «Суммы» возникли серьезные проблемы в сфере госконтрактов, говорили и некоторые другие события прошлого года. Например, Росавтодор за неоднократные нарушения сроков работ расторг контракт стоимостью 4 млрд рублей на реконструкцию трассы М-29 «Кавказ» с компанией «Стройновация», входившей в структуру «Суммы». Одновременно были инициированы процедуры расторжения других крупных контрактов. Обнаруженные хищения на «Балтика-Арене» просто стали одним из звеньев этой цепи.

Информация о масштабных махинациях при исполнении госконтрактов с участием «Суммы» циркулировала давно — со времен первого крупного начинания с участием структур тогда еще мало кому известного Зиявудина Магомедова, реконструкции Большой Смоленской дороги в начале прошлого десятилетия. Но это не помешало «Сумме» получать все новые контракты, включая такие знаковые, как завершение реконструкции Большого театра, строительство железной дороги Кызыл — Курагино и многие другие. В начале 2015 года в рейтинге Forbes «Короли госзаказа» Зиявудин Магомедов занял седьмое место, объем закрепленных за его структурами подрядов составлял почти 50 млрд рублей, а среди заказчиков значились Росавиация, Росавтодор, МРСК Сибири, РАО ЕЭС Востока. Уже тогда говорилось о том, что долговая нагрузка «Суммы» близка к критической, но Зиявудин Магомедов не прекращал ввязываться в очередные «инновационные» авантюры — достаточно вспомнить о его инвестициях в проект высокоскоростных вакуумных поездов Hyperloop и глобальную компанию-агрегатора такси Uber — и в какой-то момент, похоже, просто «потерял берега».


Теги: 
Количество показов: 903
Дата первого показа: 03.04.2018 12:38:07

Если Вы заметили ошибку, выделите, пожалуйста, необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редактору.

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Возврат к списку




Электронное периодическое издание "Отраслевой портал "Российский уголь". Свидетельство о регистрации СМИ Эл. № 77-6017.
АО "РОСИНФОРМУГОЛЬ"©Все права защищены. 1994-2018  Правовая информация
Яндекс.Метрика